Умственные эпидемии. Заразительность безумия в примерах

умственные эпидемии

Мы все связанны, мы обмениваемся информацией, принимаем ее и передаем –  это происходит постоянно. Но информация заразительна, и порой может стать подобием умственного вируса, который передается от человека к человеку, меняет сознание, дает свои программы. Как массовая одержимость такая умственная эпидемии охватывает людей, распространяется на целые города и страны и предписывает смеяться, танцевать, бояться сатанистов,  и творить самые безумные вещи.

00:00 смех и танцы 12:08 атака воображаемых жуков и кража пенисов 14:32 обливаемся водой и впадаем в паранойю 21:50 новая американская инквизиция 34:08 осознанность как ментальный иммунитет 

Мир един, мы связаны, и обмениваемся информацией – это  базовое утверждение, и оно повторяется снова и снова. И тому было много примеров, это и коллективные видения, когда тысячи людей видят одно и то же, и массовая ложная память, эффект Манделлы, и одновременные открытия и даже связи всего это с животными, которые тоже на своем уровне обмениваются информацией. Эгрегориальные идеи постоянно с нами, они привычны и в глаза не бросаются, мы их распространяем, заражаемся, передаем.

Но вот что реально наглядно – так это массовые эпидемии безумия, когда идея захватывает разумы и становится именно чем-то вроде заразы. По сути, это продолжение разговора об одержимостях.

Примеры были – уже шла речь об эпидемии смеха в Африке, на территории нынешней Танзании, в 60-х годах 20 века, можно сказать  совсем недавно. Дети начинали хохотать и не могли успокоиться, смеялись до припадков, дышать не могли, но и остановиться не могли. Одни прекращали – начинали другие, кто с ними был в контакте, так полтора года. Зараза охватила тысячи людей, а 14 школ пришлось закрыть буквально на карантин, что бы прекратить эпидемию. Но эпидемию информационную, а не физическую. Буквально программа, предписывающая смеяться, проникала в разумы детей и принуждала их хохотать.

Упоминалась уже и танцевальная чума – с 7 века, как минимум, а именно мощно и активно 14 по 17 века, она бушевала в Европе и так прославилась, что получила свое научное название, хореомания. Люди начинали танцевать. И те, кто оказывался рядом – тоже начинал танцевать. Десятки, сотни, тысячи людей, чума охватывала целые города. Люди танцевали без сна и еды, падали без сил, рвали себе мышцы, умирали от жажды и сердечных ударов, но н могли остановиться. Снова некая паразитическая информационная программа подчиняет себя людей, и разум начинает автоматически исполнять ее. Ни контроля, ни способности сопротивляться. По каким-то причинам танцующие еще и приходили в ярость от красного цвета и нападали на людей в красной одежде.

В 16 в Страсбурге  власти решили дать людям перебеситься, мол «натонцуются, устанут, и успокоятся!» и приказали музыкантам играть для танцующих. И спровоцировали самую мощную вспышку из всех, с множеством смертей, поскольку музыка лишь усилила автоматическую программы, предписывающую танцевать. А все началось с одной танцующей женщины,  и она заразила всех прочих.

И по сути это по сути легкая одержимость – программа, предписывающая смеяться или танцевать, проникает в Юнум и при отсутствии достаточной осознанности, способной дать ей отпор, берет верх, как информационный паразит. Точно так же французские монахини когда-то массово мяукали, а немецкие – кусали друг друга. Вообще одержимость отлично поражает именно плотные замкнутые группы верующих. Узкая группа, ограничения, сплоченный эгрегор – идеальные условия для распространения заразы, все равно что для гриппа куча людей в одной комнате, чихающих друг на друга.

Вообще средние века и близкое к ним время – хорошая почва для такой заразы. Время сильной религиозности, время жизни в небольших изолированных группах,  страх перед нечистой силой и демонами. Да еще  порой почитание людей со странным поведением как святых и юродивых, или наоборот, страх перед ними как перед одержимыми, то есть сильная эмоциональная привязка и связи с мощными религиозными идеями. Это идеальная обстановка для распространения ментального вируса.

В России танцевальной чумы не было, но были кликуши. С ними боролся еще Петр 1, а в 17-18 веке они стали именно массовой эпидемией (это как время мощных религиозных реформ, которые создали сбой в восприятии мира, все менялось, программы ломались). Кликуши впадали в экстатические припадки, смеялись, лаяли, кукарекали, говорили  не контролируя речь, словами или тарабарщиной и считалось, что они вещают нечто важное, как шаманы во время камланий, как медиумы на спиритических сеансах. И может быть, порой так и было – они вполне могли озвучивать какую-то информацию, поступающую к ним.

Но на пару веков кликушество стало эпидемией, и один кликуша провоцировал тут же локальный всплеск, люди начинали вести себя так же, кричать и кататься по земле и прочее. По сути это заразительная одержимость.

Уже в конце 19 века в России, в Новгородской губернии, живьем сожгли крестьянку, заперев в избе, вместе с избой – потому что одна из кликуш прокричала в припадке, что та крестьянка – ведьма. Примечательно, что никого даже не наказали за это, самая суровая  кара за поджог и убийство, которая была назначена – покаяние в церкви.

В 19 веке это все изучал легендарный Бехтерев, который буквально говорил об умственном контагии – то есть микробе, болезнетворном агенте.  Он пишет:

«умственный микроб в известных случаях оказывается не менее губительным, нежели физический микроб, побуждая народы время от времени к опустошительным войнам и взаимоистреблению, возбуждая религиозные эпидемии и вызывая, с другой стороны, жесточайшие гонения против новых эпидемически распространяющихся учений».

То есть, он именно на счет заразных ошметков информации записывает, в том числе, войны и политические события, равно как борьбу одних учений с другими, как при крестовых походах и прочее – две идеи, два набора информации. Заражают людей и те пытаются уничтожить друг друга, как два биологических вида, которые борются за место и пищу.

Обмен информацией идет постоянно, он необходим, но он же может стать причиной заражения, и тот же Бехтерев учил, что человек, который оборвет этот обмен, будет полностью не подвержен внушениям, но и не сможет при этом адекватно реагировать на внешний мир,  на изменения в обстановке.

Его же слова:

«Невольное внушение и взаимовнушение, будучи явлением всеобщим, действует везде и всюду в нашей повседневной жизни. Не замечая того, мы сами приобретаем чувства, суеверия, предубеждения, склонности, мысли и даже особенности характера от окружающих нас лиц, с которыми мы чаще всего обращаемся. Каждая личность прививает другой особенности своей психической натуры и наоборот — принимает от нее те или другие психические черты».

Собственно, идет обмен информацией. Мы принимаем, храним и передаем – снова вернулись к тому же базовому принципу.

Такая паразитическая программа не ограничится только разумом. Как и любая одержимость, она вполне может действовать на уровне тела, меняется состояние организма, появляются предписанные программой симптомы болезней.

Пока Танзания смеялась, тогда-же, в 60-е, но уже в Америке десятки людей обратились одновременно с жалобами на укусы  ядовитых майских жуков. У них были симптомы, лихорадка, им было плохо, их пришлось госпитализировать. Вот только майский жук не ядовит, и приехавшие энтомологи не нашли никого ядовитого вообще на всю округу. На теле не нашлось ни единого укуса, а в крови – яда.

Их не кусали жуки, но их заражала программа, описывающая ощущения от укуса кого-то ядовитого, боль, сыпь, температура, все это их тело выполняло, пока разум отрабатывал ложное воспоминание о самом жуке.

Они работали на одной фабрике, в тесно сплоченном коллективе, что создавало условия для распространения заразы, и большая часть работали сверхурочно, жили с проблемами, словом, подвергались стрессам, держали в себе кучу негативных эмоций, что так же делало их уязвимыми.

А в середине 90-х в Нигерии началось нечто совершенно уже невообразимое – мужчины начали жаловаться на кражу пенисов. Причем у всех все было на месте, но люди, массово, были уверены, что это не их – что у них родной украл колдун и подменил чужим. Или что он даже на настоящий, а призрак органа, иллюзия!  Нигерийцы ходил по улицам держась крепко за самое дорогое, что бы колдун не украл, и регулярно устраивали расправы над теми, кого читали таким колдуном, веря, что тогда им вернется их родной.

В сети подобные эпидемии вошли в моду  и стали восприниматься порой очень благосклонно, получив название челленджей.  Кто-то делает что-то, а все прочие стараются это повторить – внешняя форма отличается от кликушества, но не  суть. 2014 год – люди обливаются водой из ведер. Холодной, на камеру, что бы все видели и могли зацепить идею и повторить ее.

Вирус стал повальным и охватил мир, поскольку подавался в очень своеобразной обертке – облейся и пожертвуй 10 долларов на лечение болезни Лу Герига, или не обливайся и пожертвуй 100! И назначь следующего, кому ты передаешь вызов и обязанность облиться и пожертвовать.

При чем можно вообще не делать ни того, ни другого, понятное дело, но это стало эпидемией, меньше чем за месяц  появились больше миллиона одних только видео с обливанием в западных соцсетях, а дальше все пошло по миру.

Подросток  Шотландии пытаясь красиво облиться на живописном краю обрыва упал и погиб. Жители засушливых районов начали жаловаться, что им не хватает воды на поливку огородов и питье, так много ее уходит на обливание водой из ведра.

Но в этой эпиденмии не было бы ничего такого, чего бы мы не видели уже много раз, если бы она не спровоцировала вторую, гораздо меньшую по размеру, но гораздо более пагубную одержимость.

Кто-то сказал, что это не просто обливание водой – а ритуал очищения перед тем, как иллюминаты уничтожат человечество, принесут в жертву всех, кто не очистился и после последнего вылитого ведра наступит всеобщая смерть! Много лет прошло, никто не умер, так что это явно было ложью.

Но эта ложь сама стала новой эпидемией, причем одной из многих сатанинских истерий. Это вирус – уже чисто религиозный, состоящий из сплошного потока абсурда и лжи, но он оказался эффективен для своей аудитории.

Заразительность ведра воды затронула тех, кто хотел помочь людям и поучаствовать в каком-то важном деле – в лечении опасной болезни. Вторая волна накрыла тех, кто боялся Сатаны и его прислужников, как одержимость демонами накрывала монастыри. Это привязка через страх, которая открывает путь паразитической информации.

Суть в следующем: появилась твердая вера таких людей, что обливание холодной водой  — это  ритуал поклонения Люциферу, который практикуют масоны из оккультной секты Нью Эйдж. Что вода – это символ Знака Воделей, и так призывают наступление Эры Водолея, и что начали это масоны, занятые добычей стволовых клеток, котортые получают исключительно из тел убитых похищенных детей,  и все это – ритуал поклонения Сатане, что бы открыть портал к темным богам и призвать их на Землю. А Кори Гриффин, который все это начал, утонул в океане – это жертвоприношение Нептуну.

И это тоже стало вирусом, многие уверовали и испугались своих же иллюзий, потому что были напуганы еще до этого. Начнем с того, что начал это другой человек, спортсмен Пит Фрейтс, который от этой болезни  и умер.

Масоны не поклоняются Люциферу, у них нет обряда обливания водой, как и в эзотерической течении  Нью Эйдж, которое не секта и не поклоняется Сатане, а просто общее название современных эзотерических системы.

Водолей – воздушный Знак, и Эра Водолея не имеет отношения к Люциферу, да и сам Люцифер – не Сатана.
Масоны не добывают стволовые клетки, а для их добычи не надо ни похищать детей, ни поливать людей холодной водой.

Каждый пункт этой истерии – абсурд, тут просто набор случайных и бессмысленных утверждений, каждое из которых произвольное, ложное и не связанно прочими, но это эмоционально  зацепило многих, и именно эмоции и важны для заражения. Они снижают уровень осознанности и открывают доступ к коллективной информации, которая прорывается в Юнум и несет набор каких-то инструкций. В том числе и таких абсурдных.

И Сатана – это то, что было, есть и вероятно еще какое-то время будет, центром таких эпидемией, и не только во времена инквизиции, но и в наши дни. Прославленный оккультист конца 19 века Станислас де Гуайта видел сатанизм во всем, вплоть до поклонения Шиве, в России 90-х  некоторые богословы уверяли, что НЛО – это демоны, и что Агни-йога это сатанизм. Но в 90-е в России были проблемы посерьезнее, чем воображаемый сатанизм.

Но такая истерия отлично может подкармливаться  тем, что словом «сатанизм» тут называют все, что не похоже на привычное – буддисты и те оказались кем-то зачислены в ряды сатанистов, потому что богу не молятся (значит, служат Сатане) а их духи  не похожи на образы с икон. Для кого-то в мире все просто: любой человек иной веры – сатанист!

А яркий пример тому – американская сатанинская истерия 80-х годов прошлого века. Америка – набожная страна, так что почва для эпидемии страха перед сатанистами там вполне созрела, как не раз уже говорили, вера не защита от одержимости, а фактор риска.  А началось все с Мишель, которая решила вспомнить.  Мишель Смит обратилась к психотерапевту Лоуренсу Паздеру, и он убедил ее под гипнозом вспомнить подавленные детские воспоминания.

Мишаль рассказывала, как ее в детстве насиловали и принуждали участвовать в ритуалах страшные сатанисты из всемирного культа, куда входили ее родители. Как они участвовала в трехмесячном ритуале призывания Сатаны, и как ее натирали кровью убитых в жертву ему младенцев.

Как все ее тело было покрыто шрамами, но их нет, потому что сатанисты вызывали не только Сатану, но еще и Иисуса, Деву Марию. И архангела Михаила, и те приходили и участвовали в сатанинских ритуалах, а Михаил лично стер ей память и убрал все шрамы и прочие следы, что бы никаких доказательств не осталось.

Мишель «вспоминала» по сути то, что ей велели вспоминать, не контролировала и не осознавала ничего. Половина ее истории оказалось пересказом популярного фильма «Изгоняющий Дьявола», снятого только что по популярной к же книге, а остальное не сходилось с реальность вообще никак. Например, она спокойно ходила в школу в то время, когда ее якобы год держали в клетке и никуда не выпускали.

История эта, кстати, хорошо показывает, как легко можно принять за воспоминание иллюзию, как ненадежен гипноз и как осторожно нужно уходить в прошлое, постепенно, а не так, что бы надеяться сразу нырнуть в самое подавленное и скрытое.

Мишель надеялась именно нырнуть сразу и без усилий, без работы по осознанию своего прошлого, на уровне волшебной пилюли – доктор прикажет вспомнить, и все вспомнится!  Паздер не растерялся, и превратил их в книгу «Мишель вспоминает». И так началась истерия разоблачения сатанистов, наполнивших Америку и без остановки ворующих детей.

Под удар попали детские сады, владельцев которых начали повально обвинять в том, что они – сектанты-сатанисты, и у них не детский сад, а прикрытие для жертвоприношений сатане. Их обвиняли в том, что они поят детей детской кровью вместо сока и заставляют смотреть, как людям отрубают головы.

Что детей выводили по тайным подземным тоннелям, проложенным под всей Америкой, на места шабашей, что директора детских садов спускали детей в унитазы (при том, что ребенок туда точно не пролезет и ни один ребенок не пропал в этих детских садах), и что они колдуны и умеют летать по воздуху силой демонов.

Это не инквизиция, не средние века – это США второй половины 20 века!

И обвиняли не просто на словах – вирус подхватили судьи, прокуроры, они уверовали и десятки людей оказались в тюрьмах за то, что они – насильники, сатанисты.  К 2000 году абсолютно каждый из них доказал свою невиновность и был оправдан – но многие к тому времени успели полностью отсидеть срок.

А чем основаны обвинения? Как и с Мишель – на якобы детских воспоминаниях. Как в средневековой инквизиции дети-обвинители указывали и говорили «Это ведьма!» отправляя людей на костер, так и здесь, дети стали обвинителями.

Не по своей воле, впрочем. Взрослые, зараженные этим ментальным вирусом, так верили в заговор, что пытались спасти от него детей любой ценой, буквально выколачивая из малышей признания. Пяти-шестилетних детей допрашивали часами, требуя признаться, что из поили кровью и прочее. Им угрожали, запугивали адом за то, что связались с Сатаной, были случаи нервных срывов у детей на допросах, но все свято верили, что это им только на пользу.

В итоге в одном из судов ребенку адвокат показал фото Чака Нориса, спросил, кто это. Ребенок послушно сказал, что этот дядя его тоже пытал, насиловал и заставлял молиться Сатане. И так на любое показанное фото – что вместе с полным отсутствием малейших следов насилия помогло снять обвинения, но и ту на это ушло пять лет!

Хэллоуин объявили культом поклонения Сатане. Использование эмблем со звездой или не дай бог козла или что-то подлобное, стало немыслимым. Потребовалось специальное расследование ФБР, которое шло до 1992 года, и заключило, что все всей истерии не нашлось ни единого реального случая столкновения с сатанинским культом. Успокоило это тех, кто подхватил умственный вирус? Нет, скорее убедило в том, что ФБР – соучастники заговора, так что он точно существует!

Видели кто-то из участников безумия сатаниста? Нет. Была в церкви Сатаны? Нет. Знал что-то о сатанизме, реальное, из первых рук? Нет.

Но были: 1 – набожная страна, верящая в реальность Сатаны 2 – истории в духе «Изгоняющего Дьявола» из которого, как оказалось, взято большая часть всех историй о жутком заговоре сатанистов, и 3 – реальные маньяки, Зодиак, оставляющий послания с шифровками, поняв которые можно будет его поймать (он так и не был пойман), реальный клоун – убийца, маньяк, выступавший на детских праздниках как клоун, и на самом деле похищавший и убивавший детей, и прочие.

Вот только никто из них не имел отношения к сатанистам. Но признать это значило бы признать, что убивают, насилуют простые люди, не примечательные, которые были бойскаутами, которые водят детей в школу и посещают церковь, живут рядом, добропорядочные белые воспитанные обыватели – маньяки. В это верить люди не хотели, и охотно принимали историю про то, что преступник – посланник самого сатаны, зло во плоти, что он колдун и умеет летать, и приносит детей в жертву на лесном шабаше.

Все сложилось, все сосредоточило внимание набожных людей на образе сатаны – и снова запустило тот же механизм, который сразил одержимых монахинь средних веков, но в куда большем масштабе. Практически возродилась инквизиция!

И если в нормальном состоянии родителям предложить отвести ребенка из детского сада в полицию и оставить там для жесткого допроса на 10 часов, что бы его заставили признаться, как он пил кровь и участвовал в поклонении сатане, то никто в своем уме не согласится. Но в тот момент желающих сделать это было очень много – и они не были в своем уме, они буквально, без метафор, были одержимы этой сатанинской истерией, психическим вирусом, массово записавшем людям в Юнумы новую программу поведения.

И если кажется, что люди сейчас не то, что суеверные деревенщины в прошлом, уж мы то сейчас умные и культурнее, образованные, и плясать до смерти по улицам не пойдем, то вспомните эту историю. Склонность к такой одержимости заразными идеями, к сожалению, не зависит ни от культуры, ни от образования.

Только от внутренней готовности отдаваться таким вирусам, исполнить автоматические программы, ими предписанные. Почему такая эпидемия не охватывает всех? По той же причине, почему и биологическая эпидемия – кто-то избегает контакта с источником заразы, а кто-то имеет отличный иммунитет.

Сильная религиозная вера, притягивающая ваши мысли к идее демонов, которые кишат вокруг и мечтают ворваться в ваше тело, открывает  ваш разум Автонам этих демонов. Страх перед колдуном, ворующим органы и подменяющим их фантомами, открывает ваш разум на встречу информационному вирусу, уверяющему, что ваши органы украдены.  Постоянный плотный контакт с теми, кто заражен, ведет к заражению.

Но  даже в контакте ваши шансы заразиться таким информационным вирусом будут тем меньше, чем меньше у вас тяги к заражению, чем меньше готовности отринуть разум и броситься в омут автоматизма, приняв случайную мысль за истину, без сомнений и осознания.

Без осознания! Информационные вирусы, паразитические программы, вызывающие личную одержимость в какой-то форме или массовую, как такие вот психические эпидемии, проникают через глубинные и неосознаваемые уровни разума, действуют через ваш автоматизм. Но осознанное не бывает автоматическим!

А потому ваша ментальная гигиена – это осознанность. Ваш ментальный иммунитет, который борется с вирусами – осознанность и постоянное внимание к себе, наблюдение за собой. Если вы слепы, и как насекомое или робот просто выполняете предписанные программы, то новая программа будет загружена и исполнена.

Но если вы осознаете происходящее, видите странные симптомы, готовы наблюдать за ними и идти к их причинам, оцениваете, изучаете, автоматическая программа не будет слепо выполняться. Осознанность прерывает автоматизм,  в ней ваша сила. И чем вы осознаннее живете, тем меньше шансов стать жертвой подобных истерий.

Эффект Манделы — https://www.omniasophia.ru/effekt-mandely/ 

Эффект сотой обезьяны — https://www.omniasophia.ru/100-obezyan-eon-iniciaciya-effekt-sotoj-obezyany/

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

девять + 15 =