Омниасофия. Предтечи.

предшевственники омниасофии

Однажды был задан вопрос – откуда вообще все это? Взгляды, мнения, идеи Омниасофии – откуда все это взялось? Сузим вопрос до основной идеи – мы все связанны, обмениваемся информацией, это объясняет оккультные явления, дает ключи к реинкарнации, к космической эволюции. Откуда это? Есть ли свои предтечи? Да, есть и подобные идеи развиваются уже очень давно! Поговорим о предках.

00:00 кто же предок? 06:34 ноосфера Тейяра. Тейярдизм 12:20 Шелдрейк. Морфогенетические поля. 18:02 Бехтерев. Умственный контагий 19:40 Алистер Кроули 21:24 Филипп Боневиц

После того, как начались публикации материалов по Омниасофии, меня спросили, буквально и дословно, следующее, цитирую: «Откуда вы вообще это взяли все?». Прямой честный, важный вопрос.

Откуда?

Того, что все это логически выводится из одной стартовой предпосылки – все мы связаны и находимся в постоянном обмене информацией, тут явно не достаточно для ответа.

 

И часто в ответ на такой вопрос следует ссылка на опыт, астральные видения, голоса духов, послания Тайных Вождей и прочие не проверяемые и нефизические источники информации. Спросите откуда теософия или агни-йога у их авторов – и не обойдется без таких посланий. Спросите про Книгу Закона – и не обойдется. Спросили про традиционные религии – да, и там без этого никак не обойдется!

И это не лукавство, кстати — во всяком случае, не всегда. И такие источники действительно важны, нужны, и на них можно сослаться, да. Но это все равно не тот ответ, потому что  на отсылку к ним всегда можно ответить: «Да ты это все просто выдумал!».

Так что ответ, пожалуй, должен быть заключен в буквальном основании, на котором стоит Омниасофия. В предтечах, учениях и мыслях чужих и более ранних, предвосхищающих Омниасофию, в том, из чего она вырастает в идейном плане.

Есть ли такие?

Да, и ответ будет состоять из кусочков, как лоскутное одеяло – что бы сказать о разных по чуть-чуть.

Напомню, для начала, базовые тезисы – мир един, мы все обмениваемся информацией. Информация заразительна. Идет эволюция от преджизни к жизни, от одного разума к Омниону – единому ментальному пространству планеты, хранящему всю информацию. И к Суперомниону – уровню, который можно во многом назвать божественным, уровню вселенского объединения разумов, ответственный за само сотворение и развитие мира. За Волю Вселенной —  вектор ее развития от простейших не живых структур до высочайших, через объединение, развитие, достижение более сложных и высоких уровней организации.

Это вселенский процесс эволюции от материи к духу, и наша Вселенная  — лишь одна из многих, были до нее и будут после, а Суперомнион, вселенская сумма разумов – то, что обеспечивает начало каждого следующего мира, дает стартовую точку, словно произнося «Да будет свет!», для будущего мира и задавая его вектор развития.

И разговор о предшественниках начать, наверно, стоило бы с Юнга, говорящего о коллективном бессознательном. Хотя у него это не вполне то, о чем идет речь. Коллективное бессознательное Юнга – это бессознательные идеи, структуры, символы, присущие всем, но это вовсе не обязательно значит, что эти «все» именно соединены е единое ментальное пространство. Хотя раз такое коллективное ментальное пространство – это эгрегоры, то можно на свой вкус вспомнить все и всех, кто с ними связан и строит вокруг них какие-то теории. Но пока это все равно немного не то.

 Вполне научная трансперсональная психология изучает надличностные пласты психики, те механизмы, которые выходят за рамки личности конкретного человека. К трансперсональной психологии долго относились с подозрениями, слишком уж мистически звучат многие ее идеи, но в девяностых годах прошлого века Британское Психологическое Общество открыло несколько официальных отделений, обучающих этому разделу психологии. И идея, что разум человека не ограничен только его головой, получила научное признание. Общее сознание официально получило право на существование.

По этому поводу пишет Станислав Гроф, один из основателей этого направления психологии:

«Трансперсональные явления обнаруживают связь индивида с космосом — взаимоотношение, в настоящее время непостижимое. Можно предположить по этому поводу, что где-то в ходе перинатального развития происходит странный количественный скачок, словно по ленте Мебиуса, когда глубокое исследование индивидуального бессознательного становится эмпирическим путешествием по всей Вселенной, включая то, что лучше всего назвать сверхсознательным умом».

 Вспомним и мистические представления о хрониках Акаши и массу других вариантов в которых, под разными названиями, говорится о тонком всемирном хранилище информации. О духовной энергии агни-йоги, управляющей развитие мира и его эволюцией, ведущей к чисто духовной жизни.

Но это присказка – куда важнее, что вспомним понятие ноосферы.

Его в России обычно связывают с Владимиром Вернадским. Но не только он пользовался этим термином, и не он его придумал.  И сейчас речь про понятие более ранее , введенное богословом, а так же биологом, палеонтологом, антропологом и геологом сразу, Пьером Тейяром де Шарденом, который понимал под этим термином коллективный разум, объединение разумов всех людей. Он создал философское учение – тейярдизм, учение, которое получило признание в католичестве, не смотря на то, что говорит оно об общем разуме и эволюции.

Он окончил иезуитский колледж, преподавал физику, геологию и химию, получил степень в палеонтологии и трения с другими католическими богословами, когда начал трактовать понятие первородного греха с позиции эволюции. Он стал одним из тех, кто лично выкапывал из земли кости синантропа (древнего предка человека) и очевидно видел, что эволюция идет и выдвинул идею о космической природе эволюции.

Согласно Тейяру, эволюция – не просто то, что происходит локально на Земле, с образованием одного вида из другого, а космический процесс, направленный, имеющий четкое направление. В ходе космической эволюции  энергия, составляющая Вселенную, развивается в материю и далее движется по пути достижение более высоких и сложных уровней организации. Образуются молекулы, клетки, тела, постепенно (а вовсе не  сразу, не шестой день, как в ортодоксальной версии христианства) нервная система достигает достаточного уровня развития, что бы вместить в себя разум. Биосфера, как сумма жизни, становится ноосферой – суммой разума.

Ноосфера – это объединение всего разума, единство, образованное всеми разумами  планеты. Это результат эволюции – и это промежуточная ступень. Объединение разумов людей – это ноосфера лишь Земли, но финальная цель — это ноосфера космического масштаба, соединение всех разумов Вселенной, а не только планеты.

В начале этого пути — преджизнь (неживая материя) переходящая в жизнь. А далее жизнь порождает разум, ноосферу и переходит к жизни духовной, достигая вселенского состояния всеобщего ментального и духовного единства — то есть Супромниона. Тейяр называет это Точка Омеги. По его же словам:

«Каким должен быть высший полюс эволюции, чтобы выполнить свою роль? В Омеге суммируется и собирается в своем совершенстве и в своей целостности большое количество сознания, постепенно выделяемого на Земле ноогенезом».

Ноогенез – эволюционный процесс, ведущий к созданию ноосферы, единого ментального пространства человечества.

Далее, еще один важный общий момент Омниасофии и тейярдизма – это понятие о некой критической массе информации, накопление которой приводит к достижению нового уровня развития. Чем больше людей несут информацию в этом глобальном информационном обмене, тем проще ей становится распространяться дальше. И именно накопление необходимого уровня изменений обеспечивает качественные скачки в развитии – в случае Омниасофии именно в этом обнаруживается ключ к механизму смены Эонов, исторических эпох развития человечества.

Точку Омеги Тейяр называет богом. Он католик и говорит о космическом Христе, и о том, что вся Вселенная – его тело, но он не набрался еще силы, он развивается, к нему мир идет в ходе эволюции! Эволюции, ведущей от преджизни к Омеге, от материи к Суперомниону.

 Еще один исследователь с родственными взглядами  — Альфред Руперт Шелдрейк, на сей раз не богослов, а биолог, биохимик и парапсихолог. И тут надо заметить, что сама эволюция ни в науке, ни даже часто в мистицизме не вызывает сомнений. В мистицизме она более глобально рассматривается, как явление ведущее не только к новым видам, но и от материи к духу, но суть не поменялась. А вот с самими механизмами эволюции все сложнее.

Их найдено и изучено много, но все равно не понятно до конца, например, как они привели к появлений Кордицепса Однобокого – это гриб, существовавший еще больше 40 миллионов лет назад, то есть это довольно примитивный организм. И этот гриб заражает муравьев, как паразит, живет в них, оплетает изнутри тело, не убивая муравья, берет под свой контроль его тело, заставляет муравья забираться повыше и сидеть на месте. Гриб однажды разорвет тело муравья и споры разлетятся вокруг. И что бы они улетели дальше, гриб буквально берет контроль на себя, управляет его телом, и не просто так – а именно диктуя стремление забраться выше, что бы разброс спор шел дальше!

Довольно сложно объяснить это с позиции отбора, где чисто случайно, за счет мутаций,  так вышло, что появился такой паразит, способный захватить тело муравья, и выработавший механизм: «Чем выше поднялся – тем дальше разлетелись споры». И чем выше он загонял муравья, тем лучше выживал, и те кто бы на травинке выше выживали, а те кто ниже — умирали. Даже если и так – очень проблемно объяснить не суть, а механизм, которой закреплял это все в поколениях. Эволюция – да, это факт, но в ее механизмах есть пока пробелы.

Шелдрейк, пытаясь их заполнить, предположил, что не все сводится к ДНК и отбору. По его теории еще один фактор эволюции – морфогенетичесоке поле. Это информационное поле, хранилище информации мира  — то есть снова Омнион. Оно сохраняет все, и информация  в нем распространяется на  другие особи. И информация способна влиять на материю! И если один чему-то учится, другой, третий, то эта информация накапливается и определяет изменения в поведении сотого, сто первого, сто второго. Это обеспечивает передачу информации не только потомкам, и не только генетической, но и информации о выработанных, приобретенных, механизмах поведения.

Морфогенетическое или морфическое  поле  — общее ментальное пространство, охватывающее не только людей, а вообще все – становится одним из факторов эволюции, обеспечивает ее направленность, помогает формированию изменений в организме, по мере его развития. Оно хранит все – все информацию, опыт, знания, и разные виды имеют разные морфические поля – то есть в участвуют в этом процессе в разной степени и имеют доступ к разной информации. Очевидно, то, что вложил в общее информационное поле человек, не постижимо для собаки, как и наоборот. Это своего рода не человеческие эгрегоры.

По сути, снова все должно показаться знакомым – объединение разумов, не материальное хранилище информации, обмен информацией, ее влияние на материю.

 Академик Бехтерев, физиолог, невропатолог, психиатр  писал о «психическом контагие» (где «контагий» — микроб, болезнетворный организм, от латинского «contagium» — инфекция) — то есть об идеях, мыслях, заражающих человека, проникающих во все новые и новые сознания новых людей. Его слова:

«Они подобно настоящим физическим микробам действуют везде и всюду и передаются чрез слова, жесты и движения окружающих лиц, через книги, газеты, словом, где бы мы ни находились, в окружающем нас обществе мы подвергаемся уже действию психических микробов и, следовательно, находимся в опасности быть психически зараженными».

Эти информационные вирусы не только передаются между людьми, но и сохраняются в поколениях, передаются потомкам, обретают самостоятельную жизнь в сознании людей. Заразительность информации и ее распространение между разумами – основа основ, а вообще заразность идей, информации — это меметика, вполне научная и атеистическая наука, без всякой мистики.

Но это наука! Что по части оккультизма? Понятно, что если в Омниасофии  важное место занимает понятие  личной Воли, то нельзя обойти стороной Алистера Кроули. Он  сам, в свою очередь, местами ссылается на немецкого философа Шопенгауэра, не смотря на его крайне депрессивный подход, отрицающий жизнь  и проклинающий то, что достойно прославления – Волю к жизни! Концепцию Эонов, сменяющих друг друга (в основе чего лежит накопление критической массы информации) так же разработал Кроули.

Кроме того, все тот же Кроули считал, что боги – это силы природы, а демоны Гоэтии – области сознания человека, что вплотную подводит к концепции Автонов. И это не говоря об идее общения с Тайными Вождями, о Страже Порога и прочем, что уводит в оккультную традицию, в телему, от нее – в Золотую Зарю, и далее в розенкрейцерство.

Но личная Воля, Эоны  и прочее — это немного в сторону, это не вполне именно то, что обсуждается сейчас, хотя это и очень важно. И он  скорее имеет отношение к линии инициации, ритуалам, оккультному наследию.

А все выше упомянутые именно формировали идеи коллективного сознания и информационного обмена, лежащих в основе самого мира,  но не привязывали это  к конкретно  объяснению механизмов оккультных явлений. А именно с этого объяснению начинается (но не закачивается им) Омниасофия.

Это сделал первым, на самом деле, Филипп Исаак Боневиц. Это американский оккультист, неоязычник, один из лидеров современных друидов, который начал с обучения в католической семинарии, но бросил ее и пошел в университет Беркли, где начал изучать психологию.

Но в это время университетская система США позволяла выбрать любой предмет для индивидуальной программы обучения. Он неожиданно для всех выбрал оккультизм, и стал единственным в мире дипломированных специалистом, с настоящим оккультным дипломом настоящего авторитетного вуза. Первым и последним – именно после того, как университет был вынужден организовать для него изучение магии, приглашать специалистов, проводить занятия, систему изменили и больше такой лазейки нет.

Вот именно впервые применил идеи этого объединенного ментального пространства к объяснению сути оккультных явлений, хотя и не ушел в эту тему далеко. И назвал это теорией коммутатора. Сам он отталкивается снова от идеи коллективного бессознательного, выдвинутой Юнгом, и на идею хроник Акаши, а свою заслугу видит именно в применении этих теорий к конкретно толкования механизмом оккультных явлений, магии, ритуалов, предсказаний.

Согласно ей, каждый человек постоянно передает и принимает телепати­ческие волны – пока все знакомо, мы все обмениваемся информацией! И за счет этого вся информация хранится распределенная между всеми разумами, в коллективном ментальном пространстве. Снова все знакомо – это Омнион, и вот его Боневиц и называет коммутатором. Люди рождаются, умирают – а воспоминания, опыт, знания сохраняются.

Боневиц отталкивается от этого, что бы продемонстрировать некоторые базовые, простые, механизмы – одержимость, явления призраков, создание Автонов массовым поклонением людей. Он также связал это все с мировой энергией, и четко заострил внимание на роли именно человека в процессе формирования того, что можно назвать коммутатором, ноосферой или Омнионом.

И в итоге, подобно Суперомниону или Точке Омеги, он приходит к выводу, что неизбежной вершиной процесса станет Космический Коммутатор, сумма не земных, а уже вселенских разумов, способна сотворить новую Вселенную. Кстати, «новая вселенная» — это так же еще и теория кальп в индуизме и  физические модели пульсирующей вселенной, часто рассматривающие мир как бесконечный цикл сжатия и расширения, творения и разрушения.

Боневиц не идет далеко в этом направлении, и  вся его теория уложилась в несколько тезисов говорящих о привычном – мир един, мы все обмениваемся информацией, разумы соединяются, вселенская сумма разумов задает вектор развития мира и стоит у истоков его возникновения. Мир сотворен не богом, а Волей! Волей объединенного разума. А на уровне более близком к нашей жизни – все это лежит в основе объяснения механизмов спиритизма, одержимости и прочих явлений оккультной природы. В теории коммутатора изложены базовые тезисы, без их развития, и все заняло около десятка страниц книги.  Но он перевел эти идеи в именно оккультную плоскость, что очень важно.

Омниасофия – продолжение этих идей, линий философии и оккультизма. Не только это — но в своей сути, в своей мировоззрении, это следующий шаг на пути, начатом Боневицом,  Тейяром, Шелдрейком, Кроули, Юнгом, трансперсональными психологами. Это истоки, которые Омниасофия берется развивать без повторения, база традиции воззрений и взглядов, служащих основой для ее идей.

И если не ограничиваться логикой, опытом, не ссылаться на какую-то тонкую информацию – то именно это ответ на вопрос: «Откуда ты все это  взял?». Это предтечи, те, кто был раньше и строил пирамиду, в которой Омниасофия – новый камень на пути вверх, к пониманию сути магии, человека и Вселенной.

 

 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

пять × пять =