Объективная мораль 1.

Мораль привычная и мораль естественная

Воля не может быть саморазрушительной? Почему? Есть какие-то моральные ограничения? Но такие ограничения — это лишь привычная мораль, это условные нормы, принятые в какой-то культуре и религии. Мораль, как правило, основанна именно на привычке, когда усвоенные с детства представления и эгрегориальные идеи кажутся несомненными.
Если есть всеобщие принципы жизни, из которых вытекают принципы объективной морали, то и у животных должны найтись подобные механизмы. Да, они существуют, и в биологии их называют «естественная мораль». Это биологическая основа человеческой морали, и суть ее — в выживании, причем не столько особи, сколько всего вида.

НАЧАЛО

СЛЕДУЮЩАЯ СТРАНИЦА ->

Человек уникален. Человек свободен! Каждый Юнум уникален. И раздроблен. Его осознанный разум принимает решения и живет здесь и сейчас, а его куда более глобальные автоматические реакции заставляют жить в стиле насекомых, отрабатывая программы разума автоматического

По мере того, как  человек познает себя, он  сокращает роль автоматических реакций, а жизнь его становится все более осознанной. Он все лучше и лучше узнает и понимает самого себя. И может познать себя целиком. Избавившись от всего наносного, иллюзорного, навязанного, не отставляя ничего подавленного, вытесненного, отрицаемого.

И если человек понял, кто он, знает самого себя, то он знает и что ему нужно, чего он сам, на самом деле, хочет, к чему стремится, ради чего живет! Станет понятна Воля, которая движет жизнью этого человека. Это его предназначения в жизни, выражение самой сути того, для чего он существует на земле. Это не сиюминутное желание, вроде «хочу машину», и не некая цель, спущенная человеку свыше, как  «воля божья». Это суть самой жизни человека, открытая им в результате глубокого самопознания. Можно сказать, что это смысл его жизни, вытекающий из того, каков он сам.

Воля – результат осознания ваших личных, уникальных приоритетов и задач жизни.  Смысл жизни, вытекающий из глубины личности и не имеющий уже какой-то еще цели. Вы делает вот это ради вот того, это нужно, что бы добиться вот этого. Все ведет еще к чему-то, но ваша Воля – это смысл самой вашей жизни, он не для чего-то не ради чего-то, он сам и есть смысл и все  ради него!

В отличие от сиюминутных потребностей и мелких желаний Эго, ваша Воля – это то, ради чего вы живете саму свою жизнь. Открытие Воли приходит мгновенно или плавно, со временем. Оно может выражаться в виде ясной формулировки или осознаваться интуитивно. Но познать себя, значит познать свою Волю. Познать Волю – значит понять, для чего ты живешь. И тогда станет понятно и как надо жить, что делать и что не делать. И останется лишь последовательно воплощать свою Волю в жизнь.Это значит, что:

1 – ее надо познать, иначе воплощать ее не получится, а потому познание себя и достижение целостности личности – важнейшая задача. Познать себя – значит понять, зачем ты живешь и как надо жить, познать свою Волю.

2 – когда человек познал себя и свою Волю, став полностью осознанным, ему уже не нужны внешние инструкции, заповеди и догматы, они как собака  — поводырь для слепого, ведущая того, кто сам не видит и не находит дорогу. Но теперь он прозрел, и сам видит путь и не нуждается в них больше! Он свободен.

3 – это не тоже самое, то делать что хочется. Скорее, это противоположность!  «Что хочется» — это иллюзии, которые порождает  Эго. Воля – результат осознания вашего уникального смысла жизни.

Представьте человека, который посвятил жизнь науке и идет к будущей Нобелевской премии. Но пока он студент, который проснулся в шесть утра, что бы поехать на экзамен.  Чего он хочет? Очевидно – спать до обеда и никуда не ходить!  А что соответствует его Воле? Встать и сделать то, что совсем не хочется делать – пойти на экзамен. Это его долг перед самим собой. Сделать просто то, что хочется, лечь спать и никуда не пойти, значит предать самого себя, предать куда более значимые цели, которые действительно определяют ход жизни.

Но и стать великим музыкантом потому, что этого хотели другие, для него тоже значит предать себя. Это не ваше желание, не его цель, не его Воля, вытекающая из того, кто он на самом деле.

Воля может быть любой, тут нет каких-то правил, это именно это ваша Воля, выражение вашей природы, суть вашего Юнума. Можно пафосно сказать, что это ваша стезя, ваше предназначение. Но не потому, что кто-то где-то дал вам его, не потому, что так велит карма или бог, в этом нет ничего мистического. Это ваша суть, вы тот, кто вы есть, и ваша личность тяготеет именно к такой жизни, таким целям. Ваша Воля выражает суть вашего Юнума,  и все ее причины заключены в нем.

Волк всегда будет охотиться, потому, что он волк. Корова будет есть траву и давать молоко, потому, что она корова. Это суть волка и суть коровы. Ваша Воля выражает вашу суть, то, что вам нужно и для чего живете, потому что вы такой, какой есть. Как уникален человек, так уникален и его жизненный путь и его Воля.

Вопрос лишь в том, значит ли слово «уникальный» тоже самое, что и «какой угодно». Значит ли это все, что Воля ничем не ограниченна и может совершенно любой? Разрушительной, саморазрушительной? Неужели во имя нее человек имеет право делать все, что угодно, разрушать, убивать, крушить чужие жизни и ломать чужие Воли?

Ответ – НЕТ!

Да, мы уникальны. Но мы все люди, нам не чуждо ничто человеческое. У всех людей, мало того – у всего живого есть свое, общее стремление, кроме личной уникальной Воли у нас есть общая для всего живого Воля. Воля к жизни!

Что отличает живое от мертвого? Очевидно – сама жизнь. К чему стремится все живое? Стремиться жить. Выживать. Именно поэтому оно и живое – что не стремится жить, то умирает, все живое живет именно потому, что стремится жить. И это всеобщее, надличностное устремление. Смысл жизни – жить! Но не смысл жизни конкретного человека, а смысл вообще самой жизни как явления.

Но выживание – это не просто жизнь тела, это куда более глобальный и важный вопрос, он намного сложнее, чем может показаться. Уникальность личности и ее свобода, ее личная Воля  не значит, что не существует иных критериев, помимо личной Воли!  Так что поговорим о морали.

Человечество всегда стремилось познать добро и зло. Стремилось понять, что такое хорошо и что такое плохо, создать систему заповедей, моральных норм, догматов, норм приличия и правил этикета, что бы подогнать все события в жизни, все поступки, даже слова и мысли, под шаблон заранее придуманных оценок, позволяющих решить, хорошо это или плохо.

Это — мораль. В той или иной форме. Она дает ориентиры, она указывает, как следует и не следует поступать, она предписывает нормы тому, кто не имеет личного опыта и знаний, достаточных, что бы самому оценить свои и чужие поступки. Она должна удерживать человека от того, что повредит ему или другим людям, направлять к миру и добру.

Задумка хорошая, но у нее есть одна проблема — она полностью субъективна и не имеет ни малейших критериев, которые бы не зависели от точки зрения конкретного человека. Добро и зло – это оценочные суждения. Добро то, что я оцениваю как добро (в том числе, чисто эмоционально), зло — то, что мне не нравится. Это мнение, диктуемое конкретной культурой и религией. Можно ли есть мясо, свинину, говядину, конину, собак и тараканов. Как здороваться и прощаться, кланяться, снимать шапку или подавать руку. Сколько жен в самый раз – три или одна?

Это все устои, традиции, присущие конкретным культурам, навязываемые ими, как общая на всех коллективная идея, они изменчивы, и непостоянны, и не имеют какого-то веского снования под собой.

В начале 19 века  обычным делом была работорговля. Джульетте тринадцать лет, и ее выдают замуж, но отец считает, что это слишком рано, надо подождать до четырнадцати. И во времена Шекспира это выглядело как вполне нормальная ситуация, но не в 21 веке! Равно как в наши дни (и с нашим пониманием генетики) мы не одобрим брак с двоюродной сестрой, который был бы нормой Европы несколько веков назад, и тем более не примем брак с сестрой с родной, что было нормой в Древнем Египте. Мы не одобрим самоубийство, которое воспринималось как обычное дело в средневековой Японии, или публичное сожжение людей живьем посреди площади, как было во времена инквизиции.

Значит ли это, что мы стали морально лучше? Все эти ужасы люди творили в прошлом, а теперь мы так не поступаем! Мы стали людьми высоких моральных норм? Нет.

Это значит, что наши критерии изменились, и то, что раньше было нормой, мы считаем недопустимым. Но это работает и в обратную сторону, не зря люди часто сокрушаются по поводу упадка нравов в нашем мире! То, что для нас норма, было бы кошмаром в прошлом.

Совсем недавно неслыханным разгулом разврата и порока сочли бы короткие женские юбки, которые не то, что щиколотки, но и колени не прикрывают. А уж идея брака между мужчинами привела бы их не просто к осуждению обществом, но и к осуждению уголовным судом (как было еще в 20 веке), а то и к казни, или даже просто убийству на месте.

Все это лишь мнение, диктуемое культурой, обычаями или религией, мнение каких-то людей, ставшее общепринятым. Но общепринятое — не значит правильное. Каждая вера приносит свои заповеди.  Каждая культура, каждое общество. Обычно  не делается никакой попытки как-то объяснить сложившуюся систему. Так положено! Так написано! Так хотят боги! Так все делали – делай и ты. Все побежали – и я побежал. Но во всех случаях это условный и субъективный набор привал, вытекающих из личных и общественных представлений о морали. Можно сказать, что это привычная мораль – соблюдаемая только потому, что человек к ней привык.

Это эгрегориальная идея, которую несет конкретная группа и которая навязывается человеку, проникает в автоматический разум, бессознательно, и уже оттуда всплывает на поверхность и осознается. Она не просто пришла снаружи, она всплыла изнутри разума (куда пришла снаружи), и воспринимается как своя, кажется, что только так и может быть! Но это просто частная точка зрения, не больше.

Может ли быть некий всеобщий ориентир, устанавливающий систему объективной морали, не связанной с личным мнением?

Что бы ответить на это вопрос, вспомним ответ на вопрос:  «В чем цель жизни?». Не жизни конкретного человека, а жизни вообще, цель всего живого, цель и Воля жизни как явления. Мы увидим какие-то общие для всех механизмы, общую цель и путь развития? Да.

И получим объективный критерий, позволяющий судить о происходящем вокруг, о мнениях, поступках и событиях, не с позиции частной точки зрения, а с позиции этого критерия, позволяющего сказать, насколько правильно или не правильно то, что происходит.

И правильно, в данном случае, означает: «Естественно, в согласии с порядком вещей и глобальными целями всего живого».
Не правильно – это: «Не естественно, направлено против глобальных целей всего живого».

Это не точка зрения, не заповедь, не догма – это объективный критерий. Объективная мораль. И это ответ на вопрос, почему личная Воля, постигнутый смысл жизни человека, не может быть деструктивным – личная Воля и Воля к жизни всего живого не могут противоречить друг другу, личный смысл жизни не может отрицать саму жизнь!

И границы тут  — не границы морали, догматов и заповедей, а естественный природный порядок вещей, направление, в котором движется сам поток жизни. Попытка идти против естественного течения всего во Вселенной – это как попытка высунуть руку в окно поезда и схватиться за столб, что бы это поезд остановить. Поезду все равно, и дело кончится травмой руки. Так и попытка прогнуть мир под себя, не считаясь с его  правилами,  будет губительной – хотя бы потому, что мир намного больше и сильнее!

И естественный ход жизни можно описать, указав своего рода дорожные ориентиры, Маяки, ведущие все живое по пути развития. Пять Маяков естественного хода вещей, естественного пути всего живого, вехи, которые станут ориентирами и объективным критерием оценки действий человека, как правильных и не правильных. Но не с точки зрения условной системы ценностей, принятых в данном обществе, культуре или религиозной группе, а с точки зрения следования самой сути и цели жизни.

И не только жизни! Хотя нас волнует именно жизнь, но вообще все следует единому сценарию, своего рода, Воле Вселенной. Все развивается и движется вперед, следуя одной схеме, одному пути, и жизнь – в том числе.

Но все же обратите внимание на неживую материю, для начала. Все сложено из молекул, верно? А те – из атомов, а атомы из частиц… Где предел движения в эту сторону? Предел – фундаментальные частицы, которые не состоят из других частиц. А из чего? Какой у них состав?

Это бессмысленный вопрос – химических состав начинается с уровня молекул или хотя бы атомов. Фотон не состоит из вещества. У него даже нет массы – это безмассовая частица, поэтому он существует только в движении на скорости света. Говоря просто – при такой скорости часть энергии переходит в массу. Нет скорости, нет движения  – нет массы. И раз часть энергии переходит в массу – то, очевидно, что изначально это именно энергия.

Из частого вакуума, где только энергия и есть, мощный лазер может заставить возникнуть электрон и позитрон, частицы из энергии. А при анигиляции материя полностью переходит в энергию.

К чему это все? К тому, что частицы – это, по сути, и есть энергия. Можно условно сказать, что это уплотнение энергии. И частицы сложатся в атомы,  и тогда объединение в единое целое выводит на новый уровень, дает новые качества, и свойства. И атомы складываются в молекулы – и это снова новый, более сложный, уровень организации. Из молекул сложатся клетки нашего тела, из них ткани, органы, само наше тело…

И человек совсем не похож на фотон! Хотя в основе лежит все еще так же уплотненная энергия. Мы все еще, по сути, состоим из нее, мы все как всплески на поверхности единого океана энергии. Но путь от энергии к телу человека – это путь объединения в более сложные структуры, дающие новый уровень организации. Все развивается через объединение с переход на более высоких уровень. Это общий путь развития мира, который проходит все. Все!

В том числе и жизнь – и путь, начальный с энергии и дошедший до тела, продолжается. Конечно, наши тела уже не склеиваются буквально в физически единое целое –  это жизнь, это принципиально важный новый этап,  и новые формы объединения, живые существа объединяются в группы, образуют вид, а виды – биосферы. Путь продолжается по той же схеме – объединение для достижения более высоких уровней развития. И новых возможностей – новых способов выживания!

И нового понимания самой сути выживания. Выживание через развитие – и «выживать» значит не просто не дать умереть телу какое-то время. Это куда глобальнее, это сама Воля жизни, выживание реализуемое через развитие.

И если все живое стремится жить, следуя единой схеме, то должны найтись какие-то общие механизмы, хотя бы на уровне высших, хорошо развитых, животных. Механизмы, которые обеспечивают выживание у них, так же как у нас. Люди к этому пытаются приспособить моральные догматы, предписывающие не вредить другим, а  что у животных? Есть у них своя, природная форма морали?

Да, есть. Есть то, что зовут «естественная мораль» — это термин из биологии, и это природные механизмы, которые живут и в людях тоже, становятся одним из факторов, управляющих поведением. А завернутые в социальную обертку становятся еще и основой для многих положений человеческих представлений о морали. Переход от других животных к Человеку Разумному плавный,  и мы в полной мере несем в себе многое из куда более древней, чем наш разум, животной природы

Человек не может распустить хвост и ходить кругами, как павлин, привлекая партнера для спаривания своим ярким оперением. Но может привлечь к себе внимание иначе – одеждой, косметикой, украшениями, атрибутами богатства, дорогим автомобилем.

Животный мир знает закон: кто сильнее, тот и прав! А кто больше – тот и сильнее. И вот уже змея поднимает голову, раздувает капюшон, что бы казаться больше и запугать врагов. Вот кот поднимает шерсть дыбом, что бы казаться больше, и этим показать, что он тут хозяин и все должны подчиниться ему, не вступая с ним в драку.

А вот древние рисунки людей – и на них победители, правители, полководцы, нарисованы больше других. Не потому, что они великаны, а потому что больше — значит главнее! Король садится на огромный трон, который стоит на возвышении. Офицеры надевают фуражку, край которой поднят вверх, визуально увеличивая рост, а генералы даже папаху, которая делает их еще выше. Потому, что выше = больше = главнее, это подчеркивает значимость и высокое положение.

У многих животных есть своего рода поза покорности, выражение своего подчинения, признание победы противника. Собаки или волки могут драться, пока один из них не примет эту позу, отказываясь от схватки и подставляя себя под удар, упадет на земле, откроет живот, спрячет хвост между ног. И драка прекращается. Противник сдался, он побежден, его можно убить. Но не нужно! Не нужно сокращать численность вида без нужды.

А у людей говорят – лежачего не бьют. Бьют, правда, но все же кажется, что бить лежачего – или слабого, беззащитного, связанного, толкать падающего, воровать у нищего и отнимать конфетку у ребенка – как-то не правильно, не  благородно. Обижать детей – не хорошо. Избивать стариков – не хорошо. Люди часто это нарушают – но все равно чувствую, что это так.

Собака рычит, предупреждая и запугивая, вместо того, что бы сразу напасть. И кот шипит, запугивая вместо нападения. И человек во время конфликта часто не стремится сразу ударить противника, хотя холодный разум скажет, что внезапное нападение куда эффективнее ожидаемого. Но куда чаще человек так же, как собака, кот или гремучая змея, стремится запугать противника, подавить его угрозами, демонстрацией силы.

«Да ты знаешь, что я такой?» — говорит человек в  пьяной ссоре  на крыльце ночного клуба. «Ты я тебе закопаю, хана тебе! Ты понял, с кем ты связался, кому я позвоню?». Или «Я полицию вызову, про судам затаскаю!».

Это угроза. А нападать, бить убивать удобнее внезапно, не предупреждая угрозами.  И тут человек  теряет фактор внезапности, который мог бы помочь в драке! Но, по сути, он стремится не довести до драки, так же как кот или собака, которые шипят и рычат, пугая противника.

Вот это – естественная мораль.

Кто бы из двух собак не победил в схватке, одна из них может погибнуть (а то им обе). И внезапное нападение означало бы, что кто-то точно будет драка и точно кто-то погибнет, и вид собак Canis lupus familiaris сократится. Собак станет меньше. И для вида – более высокого уровня организации, полученного путем объединения особей – это плохо. Избегание схваток путем запугивания – это механизм, помогающий сохранить численность вида, сводя к минимуму насилие и гибель внутри вида.

Это – механизм выживания. Причем не особи, а вида! Естественная мораль помогает не одной особи, а виду. И вид значит больше, чем один организм, это более высокий уровень организации, и более высокий уровень выживания. Одна особь погибнет, но выживет вид целиком, виду это очень выгодно.

Так идет развитие мира. Так идет развитие жизни. И базовая задача жизни – выживать. Но реализуется эта задача на разных уровнях, включая куда более высокие, чем индивидуальный организм, на уровне группы, видов, экологических систем, самой биосферы.

Она реализуется через стремление к развитию, позволяющему достигнуть новых уровней организации. Развивайся – или вымирай! И если цель жизни – жить, выживать, то путь к реализации этой цели — развитие, оно заложено в сути мира, сути жизни, и у него есть веская причина: развитие позволяет эффективнее выживать, дает новые способы выживания.

А потому цель жизни – жить и развиваться, обеспечивать эффективное выживание через развитие. Это единая цель, один путь, один механизм, который прослеживается еще с уровня элементарных частиц. Механизм объединения многих в единое, выводящее на новый уровень развития и выживания.

И если мы смотрим на него с позиции именно жизни, то на пути ее развития найдутся пять условных Маяков. Маяки – это глобальные, всеобщие уровни выживания к достижению которых стремится все живое.

Достижение более высоких Маяков обеспечивает все более надежное выполнение главной задачи жизни – продолжать жить. Их игнорирование будет противоестественным и вредоносным, просто потому, что не будет способствовать выживанию, и пойдет против сути самой жизни.

Первый маяк – уровень выживания тела, второй – выживание разума, третий – выживание вида, четвертый – выживание вообще всего живого, и пятый – жизнь духовная, не связанная с телом, дающая единственное окончательное и высшее выживание.

И когда станет понятна суть Маяков – станет понятно, как они дают основы для объективной системы морали, не зависящий от мнения человека и оценивающей все в позиции помощи или помех выживанию. С позиции всеобщей  Воли к жизни.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

18 + 4 =