Плацебо

<<ПРОШЛАЯ СТРАНИЦА    |<<НАЧАЛО

Плацебо – это пустышка, выдаваемая за лекарство, но оказывающая лечебный эффект. Пациенту дают таблетку, уверяя, что это лучшее, новейшее лекарство. И он чувствует себя лучше. Хотя лекарства не было. И обычно это рассматривается как сила самовнушения, которая заставляет человека поверить, что он здоров, и, тем самым, подавляет симптомы болезни.

Таблетки

Новые лекарства всегда проверяют в сравнении с группой людей, принимающей плацебо, что бы определить, насколько эффект от лекарства окажется лучше эффекта от самовнушения. Так что плацебо хорошо изучено наукой и представлено цифрами. И цифры говорят, что типичный уровень выздоровления от плацебо – 5-10% от числа пациентов. Это люди, которых исцелила исключительно их вера в исцеление, а исцеление верой – это уже явление вполне из области магии и религии.

Мало того, горькие лекарства порой помогают лучше, чем безвкусные – раз оно горькое, значит, в нем точно что-то есть, значит, точно лекарство и точно поможет! А если не горькое – может это и не лекарство? И эффект плацебо подключается к эффекту настоящего лекарства, делая его более эффективным. А если это еще и очень дорогое лекарство, то эффект еще возрастает, больше людей поверят в великую силу дорогого препарата, а не копеечных таблеток.

Прославил плацебо доктор Элиша  Перкинс, живший в 18 веке. Он изобрел трактор! Но не тот, который ездит по полю, а Трактор Перкинса – стержень из чудотворного сплава, которым нужно было поглаживать больное место 20 минут в день для снятия боли. Что и сделали тысячи людей, у которых боль прошла, среди них – президент США Вашингтон.

После смерти доктора Перкинса его последователи обнаружили, что ничего особенного в сплаве его тракторов не было, и стали делать их из чего попало, просто продавая стержни из случайных материалов. Но и они продолжали снимать боль!  Она исчезла благодаря лишь одному фактору – вере в волшебную силу Трактора Перкинса. Благодаря плацебо.

Есть и противоположный эффект, менее приятный и потому менее известный, называемый «ноцебо». Это случаи, когда от приема воображаемого яда у человека ухудшается самочувствие, он жалуется на побочные эффекты, аллергию. Чем не объяснение механизма проклятий? Человек верит, что его прокляли и ему становится плохо?

Еще один реальный опыт, из числа тех, что так любят ставить психологи – людей, которые верили, что сотовые телефоны вызывают рак мозга и жаловались на головные боли от использования сотового телефона, оставляли в комнате с тем, кто при них говорил по мобильнику. Люди начинали болеть, им становилось плохо, менялось давление, температура, на самом деле, вполне реально менялось (ухудшалось) состояние их здоровья. Но телефон был просто муляжом без электроники внутри, а весь разговор – обманом. Вред от сотовых проявлял себя даже в отсутствие сотовых, главное, что бы в него верили.

Самый известный случай плацебо – гомеопатия. И пусть на меня не обижаются те, кто ее поддерживает и применяет. Увы, научной базы у гомеопатии действительно  нет, и она может рассматриваться именно  как плацебо, хотя чуть позже окажется, что это может никак не мешать ей действительно помогать больным.

Несколько лет назад общественность в Европе озаботилась сбором  подписей под  петицией о запрете гомеопатии в применении к животным – на них не действуют гомеопатические препараты, и животные от такого лечения погибают. А не действуют потому, что животные не способны понять и поверить, что перед ними лекарство.

Комитет по науке и технологии британского Парламента в феврале 2010 года издал 275-страничный документ о проверке доказательной базы гомеопатии. Вывод, полученный после  этой проверки – медицинские страховки не должны покрывать лечение гомеопатическими методами, поскольку методы эти (и по своей сути, и по проценту излечения) ничто иное, как чистое плацебо.

Мало того, один из важных моментов гомеопатии – сверхнизкие концентрации. Считается, что вещество можно развести до очень низкой концентрации,  капля лекарства на цистерну воды или нечто подобное, и оно все равно останется лекарством. Концентрации, о которых говорят гомеопаты, могут любого химика-аналитика заставить кричать от ужаса. В гомеопатии приняты свои методы обозначения концентраций, и чем сильнее разбавлено вещество – тем лучший целебный эффект оно должно оказывать.

Попробуем перевести гомеопатические обозначения в общепринятые и посмотрим, что получится. Итак, гомеопатическое обозначение концентрации С3 – это концентрация действующего вещества 100ˉ³ – то есть одна молекула лекарства на 100x100x100 молекул растворителя. С12 – это 100 ˉ¹², а самое мощное и целебное разбавление – это концентрация С200 – то есть 1 молекула лекарства на 10200   молекул растворителя.

То есть это  1 молекула лекарства  на 100000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000
молекул растворителя!

Иронично, что число всех атомов в нашей галактике оценивается примерно в 2×1069  – это значит, что всего вещества в галактике не хватит, что бы разбавить одну молекулу лекарства до такой концентрации! Даже если у фармацевта-гомеопата есть межзвездный телепортер, и  он оставит одну молекулу в бутылочке с лекарством, а вторую телепортирует  в соседнюю галактику – все равно концентрация «1 молекула на галактику» будет выше, чем заявленное С200!

Так как же гомеопатия достигает таких невиданных концентраций?

Используя серию разбавлений, а не просто один раз добавляя растворитель. Берем лекарство (или что-то, что считаем лекарством) и разбавляем в десять раз. Потом выбрасываем 90% раствора, а остаток снова  разбавляем в 10 раз. Получается, что вещество разбавлено в 100 раз. Снова выбрасываем 90% и оставшиеся 10 разбавляем, получая разбавление в  1000 раз  и так далее.

Математика говорит, что в одном миллилитре примерно 25 капель, в литре – 25 000 капель. Капнув каплю лекарства в 4 литра воды получим разбавление 1 к 100 000. Разбавим каплю этого раствора в 4 литра воды – и вот уже  1 к 10 000 000 000, а там недалеко и до вожделенного С200!

Но с математикой тут спорит химия. Эта система разбавления имела бы смысл, если бы вещество могло дробиться бесконечно, но молекулу разбавлением вы не превратите в две  половинки молекулы. Нельзя разлить в две пробирки одну молекулу.

Капля чистой уксусной кислоты будет весить  (очень примерно) 0,04 грамма. И в ней очень много молекул (желающие могут вспомнить, что такое число Авогадро), но разбавьте каплю уксуса  как описано, 1 к 100 000 всего четыре раза, и на пятом круге во всем объеме раствора у вас в растворе может оказаться всего одна молекула уксуса.

И на шестом круге вы берете ту каплю, в которую не попала ваша единственная молекула, и продолжаете разбавлять чистую воду чистой водой. Все – вы полностью потеряли все свое изначальное вещество, и просто переливаете воду и разбавляете воду водой, без единой молекулы чего-то еще. Вот в чем секрет обхода проблемы нехватки растворителя – при таких играх с ним остается просто переливаемая с места на место чистая вода!

Что на практике означает, что в любом конкретном шарике гомеопатического препарата, в любой его капле, нет, скорее всего, ни единой молекулы лекарства (во всяком случае там, где речь идет о сверхнизких концентрациях). Тут на помощь гомеопатии приходит неаппетитная теория памяти воды, согласно которой вода может (пока не известным науке способом) перенимать свойства веществ, с которыми соприкасалась, помнить их. И, вступив в контакт с лекарством, она сама становится лекарством. Каждая молекула воды обретает целебные свойства и становится лекарством без всякой связи с химией, и та вода, в которой нет ни одной молекулы лекарства, сама стала лекарством, в каждой своей молекуле неся память о его свойствах.

Почему я назвал эту идею не аппетитной? Да потому, что вся вода, которую мы пьем, когда-то  соприкасалась с нечистотами и текла по канализации, и если память воды существует в такой вот буквальной форме, то вся наша питьевая вода – это гомеопатическая моча, сточные воды и содержимое всех туалетов, которые она запомнила!

Капля воды

Мало того, если разбавление не мешает памяти воды, то стоит бросить кристаллик яда в океан – и вся вода станет гомеопатическим ядом, действие которого запомнила вода. Очевидно, в мире не происходит ничего подобного, и вода из-под крана не становится ни ядом, ни лекарством, хотя должна бы помнить не только нечистоты, но и смертельно опасный  хлор, которым по старинке все еще обеззараживают воду. Она должны была бы вся стать ядом, запомнив яд.

А как насчет скорости распространения этой памяти? Если в бассейн длиной 100 метров бросить частичку лекарства – все вода сразу станет лекарственной? Или понадобится время, что бы вода передала  память от молекулы к молекуле? С какой скоростью будет распространяться эта память? Можно ли отличить молекулу воды с памятью о лекарстве от молекулы без памяти какими-то объективными тестами? Если нет – то откуда мы знаем, что память воды существует?

Вопросов эта идея ставит куда больше, чем дает ответов, и внезапно возникает вывод, что гомеопатия явно не может работать! Но люди лечатся ей, веками, и порой уверяют, что она помогает. Как же так? Не смотря на все доводы, не смотря на отсутствие настоящего лекарства – она работает, во всяком случае, у некоторых людей. Плацебо? Или волшебство?

Или, может быть,  все сразу?

ДАЛЬШЕ>>

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.