Люцифер  — одно имя, три Автона.

Статуя Люцифера

Уже шла речь о том, как могут меняться те образы, что люди придают вселенским силам. Без образа не удается взаимодействовать с ними, осознавать их, образ нужен, что бы сознание могло уцепиться за что-то и установить контакт. Так у этих сил появляется имя, внешность, характер, так люди формируют Автон. Поклоняется ему или проклинают его, любят или ненавидят, укрепляя его формированием четкого представления о том, кто он, какой он, что может и чем занимается

А потом что-то меняется. Не вдруг – с годами, веками, поколениями. Меняется постепенно, по мере того, как меняются людские представления, или относительно быстро – когда меняется религия, мировоззрение людей в больших группах

Был примеры того, как западносемитская  богиня любви Иштар, в греческом варианте имени называемая Астартой, богиня-воительница, но одновременно богиня любви, плодородия и персонификация Венеры, слилась с своим мужским образом, богом Астаром и постепенно превратилась в демона Астарота  — герцога ада, демона Гоэтии, отравляющего все своим зловонным дыханием. Сама Астарта не исчезла, но дала начало новому Автону, самостоятельному и куда более известному.

Гермес, Один, Вельзевул – все они переменчивы, все трансформировались, изменялись, формировались людскими представлениями, принимая новые обличья, с согласии с тем, как их видит для себя человечество. Трансформация Лилит, идущая тысячи лет,  заслуживает отдельного изучения, а древний бог Дагон, покровитель урожая и рыбалки, податель пищи, превращен в Древнего бога морских глубин за считанные десятки лет. Не сами силы мироздания менялись людьми, конечно, но образы, сотворенные верой человека для этих сил.
Автоны.

А где-то в Древнем Риме, не на самых видных позиция пантеона, обитала еще одна персонификация Венеры. Языческий, античный бог Люцифер, само имя которого означает «Светоносный». Его греческий аналог – бог Фосфор. Он сын Авроры – богини утренней зари,

«Так же средь звездных огней увлажненный водой Океана
Блещет в ночи Люцифер, больше всех любимый Венерой
Лик свой являя святой и с неба тьму прогоняя» Вергилий Марон Публий

Антчный бог венеры Люцифер
Изначальный Люцифер — римский бог Венеры

Он не играл важной роли в мифологии и религии, это персонаж второго плана, и он явно не несет ничего тревожного или враждебного. Он – Венера, как Афродита или Астарта, а Венера  — это мир, любовь и красота. И так было много лет. А потом появилась новая религия, новые взгляды, настал новый Эон – и новая вера людей начала менять старых Автонов и сотворять новые.

И ветхозаветной книге в Книге Йсайи 14-12, сказано: «Как упал ты с неба, денница, сын зари! разбился о землю». Денница – это не имя, это старое обозначение  зари, восхода Солнца:

«Блеснет заутра луч денницы
И заиграет яркий день;
А я, быть может, я гробницы
Сойду в таинственную сень» А. С. Пушкин

Что это значит? Как утро может упасть? В данном случае – не само утро, а утренняя звезда, Венера. Та самая, которую воплощал светоносный Люцифер.

В других вариантах перевода это место могут звучать так: «Как пал ты с небес,
утренняя звезда, сын зари!» или «Ты утренней звездою был, но пал с небес». Даже, кстати, оговорено, что «денница – сын зари», а Люцифер – сын богини утренней зари Авроры!

Все сошлось, это Люцифер, это про него речь? Почему тогда  в Библии языческий бог?

Сошлось. Почти…

Не считая того, что речь вовсе не о нем – и если пролистать длинное метафорическое повествование к самому началу и посмотреть на стих 1 главы 13 этой же книги, то окажется, что там совершенно четко и конкретно обозначено, о ком идет речь: «Пророчество о Вавилоне, которое изрек Исаия, сын Амосов»

Эта упавшая с неба звезда – метафора для царя Вавилон. Пишут, что он хотел вознестись выше всех звезд – но упал вниз, как падающая звезда.  Образ звезды как высокого положения  встречается в текстах – например, Книга Чисел пишет: «Восходит звезда от Иакова и восстает жезл от Израиля, и разит князей Моава и сокрушает всех сынов Сифовых».
Книга Сирах дает свой эпитет: «Как величествен был он среди народа, при выходе из завесы храма!  Как утренняя звезда среди облаков». А в Апокалипсисе бог говорит, что родится в конце времен тот, кто сокрушит язычников жезлом железным и бог даст ему звезду утреннюю.

Так что обозначить падение царя падением звезды – вполне естественная метафора.

И в русском эту звезду называли денницей. А в латинском переводе – люцифером. И это без всякой связи с Люцифером античным. Пока без связи! И пока слово «люцифер» не несет никого не беспокоит.

Наоборот – в раннем христианстве получить титул  «люцифер» даже почетно. Иисуса сравнивали с Солнцем, но до него пришел его двоюродный брат,  Иоанн Креститель, его предвестник. И раз Венера бывает видна утром, перед тем, как взойдет Солнце и похожа на его уменьшенную версию, а Иоанн предвещал приходит Иисуса, которого сравнивали с Солнцем – то Иоанна начали сравнивать с Венерой.  То есть  с Люцифером! Он не сам свет – он Светоносный, он предвестник света, он несет его частицу до того, как Солнце взойдет.  И в 3 веке Крестителя звали именно Люцифером.  Это не языческий бог и не падший ангел – это сравнение с утренней звездой, не более того. Это даже не имя!

Мало того, именно Звездой Утренней  называл себя сам Иисус – «Я есмь корень и потомок Давида, звезда светлая и утренняя. И пишет апостол Петр: «и вы хорошо делаете, что обращаетесь к нему, как к светильнику, сияющему в темном месте, доколе не начнет рассветать день и не взойдет утренняя звезда в сердцах ваших»

И нет ничего зловещего в этой звезде явно нет и близко!

Но книга Исайи написана , конечно, не на русском или латыни, и оригинальное слово там,на месте «денницы» — это «הֵילֵ֣ל» —  что-то вроде «сияющий».
Вот его и перевели на греческий как «сияющий, несущий рассвет» словом «ἑωσφόρος».
А дальше процесс пошел и это слово перевели уже на латынь как «несущий свет». И да, это, разумеется, Люцифер!

В латинских переводах можно найти еще много  повторов слова «люцифер», которым обозначаются просто звезды и созвездия. Книга Иова:
«et quasi meridianus fulgor consurget tibi ad vesperam et cum te consumptum putaveris orieris ut Lucifer»«яснее полдня пойдет жизнь твоя; просветлеешь, как утро»
или «numquid producis luciferum» — «Можешь ли выводить созвездия».
И тот самый стих Исайи на латыни – это «Quomodo cecidisti de caelo, lucifer, fili aurorae».

И даже в католической литургии поют (давая почву для очередной теории и заговоре сатанистов в Ватикане):

«Flammas eius Lucifer matutinus invéniat, ille, inquam, Lucifer, qui nescit occásum» — то есть просто «Пусть её пламя сияет до той поры, когда его встретит Утренний Свет» — и речь идет о Иисусе.
А еще «Tu verus mundi lucifer» «Ты — истинный светоносец мира».

Люцифер не только не античный бог, но даже не имя. Но вот  в Библии короля Якова (то есть в переводе от английского короля Джеймса 1) написано: «How art thou fallen from heaven, O Lucifer, son of the morning!».

Тот самый, упавший Люцифер. Ислово это уже стоит в английском тексте, где стоило бы написать что-то английское, что-то вроде «Day Star». Но в тексте остался Люцифер – и в английском тексте, с большой буквы, это уже явно имя! Имя античного языческого бога. Что оно тут делает?

Изгнание Люцифера
Изгнание Люцифера

А вот тут на место лингвистики приходит фантазия, или, как ее обычно называют, толкование текстов Библии. Да, у Исайи четко и однозначно сказано, что речь о метафорическом падении царя Вавилона. Но есть и Новый Завет, и фраза «Я видел сатану, падшего с неба, как молнию». И пусть тут нет никакой связи с книгой Исайи, но там и там кто-то возгордился и упал вниз!

А кто был гор, поднял мятежи был сброшен? Сатана и его падшие ангелы, конечно.

Царь Вавилона говорит: ««взойду на высоты облачные, буду подобен Всевышнему» — и уже в раннем христианстве в этом увидели метафору Сатаны, который стать превыше бога. И, не смотря на четкие указаниям автор, строки из книги Исаий стали читаться не как предсказания о падении  одного правителя в одном древнем городе, а как описание бунта Сатаны против бога.

А раз так – то Люцифер, написанный у короля Джеймса с большой буквы, явно не должен быть языческим богом. Если это метафора падения Сатаны – значит, Люцифер это и есть Сатана! Тем более, что в этому времени Данте, в своей Божественной Комедии, уже описал  Люцифера как падшего ангела, а потом эстафету принял Джон Мильтон,  показав его в своем Потерянном раю в той же роли.

Падение Люцифера
Падение Люцифера

Хотя, конечно, странно, что Сатана несет свет, так что от слова «Люцифер» позже избавились – в Библии, но не в сознании людей. Люцифер уже стал тем самым мятежным падшим ангелом. И не просто каким-то ангелом,  а Светоносным, светлым, ярким, сияющим – то есть лучшим из всех и самым прекрасным. Он правая рука бога, он лучшее из его творений – но он поднимает бунт, отказываясь поклониться людям, являет собой образец гордыни, отрицает планы Господа – и его сбрасывают на Землю или в ад.

И это – новый Люцифер! Это больше не мелкое языческое божество, персонификация Венеры, а личный враг христианского бога, предводитель падших ангелов, воплощение гордыни и мятежа.  Его приравнивают к Сатане ли решают, в чем между ними отличия. Его читают главой ада или одним из высших демонов, не смотря на то, что изначально, в этой версии, этот Люцифер  – ангел.

Он теперь он объект внимания демонологов, в гримуарах пишут,  что его можно призвать в образе прекрасного ребенка, о может указать место, где спрятан клад, правит маем в году и Европой и Азией на Земле.

Появляется новый Люцифер – это уже не языческий бог. Это новый Автон, демон, сформированный веками веры людей в него. Христианский Люцифер, падший ангел, лидер мирового зла.

Но если он восстал на бога, то он бунтарь! А это многих привлекает, и вот уже на подходе Люцифер номер три – воплощение мятежного духа и готовности бороться за свою свободу, и уже Элифас Леви пишет, что он есть «ангел просвещающий, возрождающий огнем». И вот уже у Блаватской он воплощение Логоса «носитель озарения и свободы мысли», маяк для всех людей, указывающий им путь искупитель и спаситель людей, несущим им свободу и даже тот, кто несет просветление или борется за спасение людей от злобного бога – демиурга, в духе гностиков.

Одно слово.
Одно имя.
И три разных Автона, практически не связанных между собой: Люцифер – бог Венеры, Люцифер – адский демон и Люцифер –  мятежный дух, дарующий свободу.

Одно имя — три Автона

Падение Люцифера

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

пять + четырнадцать =