Эгрегоры. Эгрегориальные идеи – 3

<<ПРОШЛАЯ СТРАНИЦА     |<<НАЧАЛО

Если символ может по-разному трактоваться и становиться частью сразу нескольких эгрегоров, может ли то же самое случиться с Автоном?

Да.

Есть разница между тем, как воспринимали древние греки своего Ареса, и тем как воспринимали его римляне, называя Марсом и считая покровителем вечно воюющей Римской Империи. Есть разница и с тем, как воспринимают его современные неоязычники, виккане. Этот архетип вошел в астрологию, планетарную магию, астрономию, определив значение планеты Марс, как планеты связанной с насилием, несчастными случаями.

И все это будет разным восприятием одной идеи, персонифицированной в образе бога Марса-Ареса. И это  – один Автон. Но его восприятие будет разным для тех, кто влился в разные эгрегоры, словно с одним человеком кто-то встретился  на официальных деловых переговорах, а кто-то в ночном клубе. И то, что они увидели, будет изрядно отличаться – потому, что они увидели разные его стороны.

Однако разница может стать столь существенной, что мы получим несколько Автонов, которые могут носить разные имена (Астарта – Астарот) или стать двумя разными Автонами под одним именем. И тогда может быть сложно разделить их между собой, и понять, о чем идет речь. Вот почему важно тщательно изучать то, с чем собираетесь контактировать! Вы должны быть четко настроены именно на того, кто вам нужен.

Поговорим о Локи!

Том Хиддлстон в роли Локи явно не похож на великана
Том Хиддлстон в роли Локи явно не похож на великана

Его сейчас принято изображать и представлять как хрупкого, субтильного юношу. Скорее всего, потому, что он хитрец, трикстер, родственный по многим своим идеям Меркурию, а это архетип хитрости, изворотливости, воровства, а не грубой физической силы.

Однако Локи – великан. Даже не ас, не один из богов Асгарда, а великан, сын Фарбаути и Лаувейи, йотунов, гигантских и сильных великанов. Он побратим  Одина, муж великанши Ангрбоды и отец чудовищ. Он не родственник богам, ни  Одину, ни Тору!

Но, подобно тому, как про перевернутый крест вам скажут, что это символ сатанизма, всегда найдутся те, кто разделяет идею о том, что Локи – брат Тора. И готовы отстаивать ее, со  всем упорством, что характерно для эгрегориальных идей.

Дело в том, что Локи – это имя не только скандинавского божества, но и  имя персонажа комиксов, появившихся в США вскоре после войны, где его объявили, для начала, богом Олимпа, сосланным в Тартар (то есть в бездну под царством мертвых в греческой мифологии). Далее авторы комикса одумались и перенесли его в мир скандинавских богов, но выдумали новых родителей и биографию и сделали сводным братом Тора, усыновленным Одином. Его переплели с Человеком-пауком, Халком и прочими рисованными героями, а затем слово «сводный» забылось, и Локи начали считать родным сыном Одина и братом Тора.

Вопрос – тот ли это Локи, что в скандинавских мифах?

Нет.

То же имя, но не более того. И  в небольшом  эгрегоре поклонников комиксов и любителей супергероев теперь есть свой Локи.  Примите его как реального бога! Почитайте его, поклоняйтесь ему, придавайте ему силу магическим ритуалом, питайте его своей верой – и однажды он, возможно, окрепнет настолько, что станет полноценным Автоном. Другим Локи, никак не связанным  с оригиналом. Впрочем, для этого потребуются недюжинные усилия и искренняя вера в реальность происходящего, чего не просто добиться – все понимают, что комиксы – это выдумка.  Но и без этого всего некий смутный образ нового Локи существует где-то в Омнионе. Мелкий, слабый и не способный сравниться с Локи настоящим, скандинавским, напитанным силы многих поколений. Но существует лишь как бледный отблеск  этих коллективных идей небольшой группы людей.

Однако порой это приобретает куда более значимые и масштабные формы, такие фигуры становятся объектом поклонения, к ним обращаются в ходе ритуалов, вокруг них формируется небольшой культ, и возникает новый Автон. Это происходит прямо в наши дни, у нас на глазах!
И пример этого еще будет приведен, когда в тексте появится имя «Дагон».

Своей верой люди напитывают эгрегоры, напитывают Автонов, в них обитающие, придают им силу. Пока есть люди – есть и боги. Уберите всех верующих – и бог потеряет силу. И достучаться до него будет сложно. Измените веру, представления о нем – и он изменится, как меняется постоянно.

Верно это и для самих эгрегоров – они могут меняться, трансформироваться, появляться и исчезать. Более того – если вы уловили суть идеи, то легко поймете, почему они, словно матрешка, вложены один в другой

***

Эгрегор объединяет людей, например, с одной религиозной  верой. Христианство – это вера. Христианский эгрегор объединяет христиан и имеет в своем распоряжении множество  Автонов, связанных с этой верой, ангелов, демонов и прочее.

Но вспомните Фатимскую Деву! Она была видением ярко и явно католическим, учила правильности католической молитвы и требовала посвятить ей Россию. Это чудо! Для католиков. Но не чудо для православной церкви, поскольку Дева явно напирала на католицизм. Православие не признает Фатимскую Деву и ее послания, поскольку она обращалась к католикам и проповедовала католические идеи.

И вот у нас на глазах мнение участников эгрегора разделяется, и возникают две эгрегориальные идеи: 1 – это было чудом, 2 – это не было чудом (возможно, это явление бесов, искушающих верующих ложными идеями).

Две идеи – два эгрегора. Католический и православный. Оба христианские! Но разные, как две области более крупного.

А еще протестантский. А далее еще англиканский. А еще  эгрегор пятидесятников, баптистов адвентистов… Все это – течения христианства. Но их вера  – разная, порой радикально разная, кто-то отрицает бессмертную душу, рай и ад, кто-то считает необходимым делать обрезание. Внутри одной веры формируется множество противоречащих друг другу, а то и враждующих, течений. Внутри большого эгрегора формируется множество более мелких.

Эгрегор семьи из двух человек будет самым маленьким, какой можно представить. Эгрегоры больших религий, народов стран – самые крупные, с миллионами и даже миллиардами участников. Эгрегоры рождаются, меняются, гибнут.

И маленький эгрегор в безопасности, если он изолирован. Но, столкнувшись с более крупным и более сильным, он может просто раствориться в нем, перестать существовать, что и происходит, например, с эгрегорами малых народов, когда они сталкиваются с более мощной и агрессивной цивилизацией, ассимилируются и теряют свои корни, традиции, забывают язык. Кто-то из них пытается сохранить культуру, но их мало. Попытка  учить детей традиционным ремеслам или носить национальную одежду уже ничего не дает, если утрачено внутреннее ощущение причастности к этому народу. Утрачен эгрегор! И можно собрать образцы культуры в музей, но это не поможет ему вернуться, точно так же как чисто интеллектуальное изучение даосизма, с позиции ученого, не поможет стать даосом.

Самый маленький эгрегор – два человека. А самый большой?

Очевидно – человечество. Самый большой, абстрактный, диктующий самые общие вещи, порожденный представлением человечества о том, что такое  «человек» и «человечество».

«Некоторые другие трансперсональные явления включают трансценденцию не временных, а пространственных барьеров. Сюда относится опыт слияния с другим человеком …   подстройка к сознанию целой группы лиц или расширение сознания до такой степени, что кажется, будто им охвачено все человечество.

Сходным образом индивид может выйти за границы чисто человеческого опыта и подключиться к тому, что выглядит как сознание животных, растений или даже неодушевленных объектов и процессов. В предельном случае можно слиться с сознанием всей планеты» –  Стнислав Грофф

В  более глобальном смысле самый огромный на нашей планете эгрегор – весь Омнион, как единое целое, общий разум, коллективное сознание всех, кто есть, хранилище информации от тех, кто был, и будет, информации обо всем, затрагивающее не только людей, но и другие формы жизни, до какой-то степени.

ДАЛЬШЕ>>

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.